Что делать, если остаешься в доме один?

Нет, сегодня — ни синичек, ни воробьев. Пусто. Только ветки ранетки, чуть колышимые ветром, изредка постукивают в окно. «Тук-тук». Зря стучатся. Не открыть окошко, как летом. Тогда оно — одно было. Теперь не только первое окошко закрыто, но и сразу же за ним второе стоит. Которое вообще не открывается.

Сейчас совсем не так, как летом. Ни зелёных листьев на ветках, ни маленьких желтеньких яблочек с красно-розовым бочком. Правда, с ними-то как раз всё понятно. Из ранеток тётка сварила варенье. Которое — в погребе. Вчера оттуда принесли не только сало, но и варенье. Светло-коричневое. Прозрачное. Очень похожее на мёд. Такое же густое и тягучее. Но вкуснее.

Его хорошо с чаем. Как вчера вечером. И сегодня тоже будем. Ещё и с сушками. Вчера отец сказал, что привезёт их из города.

Ну, где же они? Ещё ночью, когда было темно и я спал, они с дядькой уехали. До сих пор нет. И тётка от Ночки никак не идёт. Поиграть, что ли?

Игрушки, правда, все у бабули остались. Здесь нет. Интересно, а как Колька игрался, когда маленьким был? Неужели всё-всё поразломал? Даже кубики?!

Или, когда вырос, их взяли и выбросили? Может, не все? Что-то обязательно должно было куда завалиться. И остаться. Правда, под кроватью в спальне я уже посмотрел. Нет ничего. Может, в чулане? Надо будет потом напроситься с тёткой, когда она туда пойдёт за мукой.

А пока можно и так. Вчера отец дал несколько картошек. А тётка — пуговиц. Мно-ого. И разных.

Вот эта картошка… У неё выступ, как у паровоза, на котором мы ехали к бабуле. И сама она большая. Крупнее всех остальных. Вот и будет паровозом.

— Ту-ту-уу! Чуф-чуф, чуф-чуф. Поезд отправляется. Пассажиры, займите свои места!

Остальные картошки — вагоны. Их — друг за дружкой. А пассажирами — пуговицы.

— Занимайте свои места. Поторопитесь, поторопитесь!

Ни-как. Никак они не хотят занимать места на покатых боках картошки! Одну положишь, только вторую начинаешь пристраивать, как тут же обе сваливаются на пол и «выходят из вагона».

Так. Надо разрезать картошку. И «сажать пассажиров» на ровную площадку среза. Где у тётки должен быть нож? На кухне. Сейчас, сейчас…

— И-и-иг-го-го…

Это — с улицы. И тут же, из садка — заливистый, громкий лай Пиратки.

О, лошадка? Откуда?! И, забыв о картошках, пуговицах, вагонах и пассажирах — к окну.

За голыми ветками ранетки и тёмными полосками штакетника белый, чуть подкрашенный в розовое лучами заходящего солнца, плавно уходящий вниз заснеженный склон. Обычно на нём тихо и пустынно. Редко-редко кто пробежит по расчищенной тропинке с коромыслом к колодезному срубу, что на самом дне заканчивающейся у дядькиного дома ложбины. И опять — тихо и пустынно.

А тут… Лошадка. Почти уткнувшаяся в боковую стенку штакетника мордой, что покрыта лёгким белым налётом инея. В нём же её грудь и бока, которые, как воздушный шарик, то надуваются, то снова опадают. Чтобы через какое мгновение надуться снова. Только у накинутого на спину коврика — яркое коричневое шерстяное пятно. Из лошадиных ноздрей при каждом выдохе вырываются белые, изгибающиеся и быстро уходящие вверх волнистые фонтанчики пара. И… Незнакомый мужик привязывает вожжи к штакетнику. Чуть сзади лошади — отец с дядькой, достающие из уложенной в сани соломы что-то длинное, завёрнутое в мешки.

Ур-ра-аа! Сушки привезли! Много сушек…

Бегом, бегом. Ну, где же эти проклятые валенки?! * * *

— Куда? Куда выскочил раздетым? А ну марш в дом!

Это уже тётка, прибежавшая на поднятый Пираткой шум. Какой дом, когда вон и отец. Втаскивает во двор через придерживаемую чужим мужиком дверь что-то длинное и, судя, по его напряжённому и покрасневшему лицу, тяжёлое.

— Встречай, хозяйка! Смотри, что привезли.

— Давай, давай, Лёль. В дом. Там посмотрим. Да быстрее, не студи хату.

— Не закрывай дверь. Протопим потом. Там ещё Михей такую же дуру тащит. И ещё одна. В санях. Давай, разворачивай пока. А я Михею подсоблю. А то ему, с его ногой, — тяжело.

— Ой, так вы что — три купили? А гроши где взяли?

— Потом, потом, Оля.

И мы остаёмся с тёткой вдвоём. Ненадолго. Не успела она распутать верёвку и снять мешок с того, первого, что занёс и бросил прямо на пол проходной комнаты отец, как в дом вваливаются, с таким же большим и длинным, отец с дядькой и почти сразу же за ними — чужой мужик. У которого, свисая с плеча, — точно такое же. Завёрнутое в мешковину. Большое и длинное. Не очень похожее на сушки.

— Ой, — это уже тётка, вопросительно поглядывая на отца с дядькой. — Михей, а как вы три ковра купили? Вроде говорили, что по ветеранскому удостоверению по два будут давать.

— Оль. Мы и сами так думали. А в магазине сказали, что инвалидам ещё один плюсом идёт. Ну, мы с Михеем и прикинули. Когда ещё такая возможность будет? А тут… Ну, и взяли всё, что давали.

— А гроши? У вас же только на два с собой было?

— А мой отпускной аккредитив?

— Снял?

— А то! Раз пошла такая пьянка… Спасибо, Ларьке, мы быстро в Сберкассу. Там заполнили всё, как положено. Они проверили. Подождать пришлось. Нет, если б не Ларька, точно — не успели бы. Туда. Сюда. Опять туда. И грузили. Не в магазине — со склада. В магазине только накладные на Михея выписали. Продавщица тоже — та-акая копуша. Покупателей — никого нет, а мы битый час ждали те накладные…

Ого… Это что такое? Из-под мешковины показался угол чего-то зелёного, на ощупь мягкого и пушистого, но холодного с мороза.

— Разворачивай, разворачивай, Оля. Видишь, этот, посветлее, — на стену. А два других мы специально потемнее выбирали. Чтобы на пол.

— На какой пол? Чтобы потом грязными сапогами по нему?

— Зачем сапогами? Ты что, по залу в них ходишь?

— Ладно. Зала. Один. А другой?

Но тут уже вмешивается в разговор дядька:

— Второй Алексей с собой возьмёт. Его ж деньги.

— А-аа…

Ну, сколько можно разговаривать?! И нетерпеливо дёргая отца за рукав тулупа:

— Па. А сушки ты привёз?

— Какие сушки?

— Ну, обычные. Маленькие, кругленькие такие. Ты ж обещал. Вчера. Вечером. Когда чай с вареньем пили.

— Ч-чё-оорт!

— Забыл?

И тут неожиданно в разговор вступает чужой, незнакомый мужик, что зашел в хату вместе с отцом и дядькой:

— Не переживай, малой. Пока отец с дядькой в Сберкассе были, я кой-чего купил своим. И сушек, и подушечек. С запасом. Когда ещё в город выберешься. Так что и на твою долю должно хватить. В санях всё лежит. Щас, принесу, отсыплем манёхо. Да по чайковскому! Как, Оль? А то на улице морозец, того… Хорошо притапливает!

Но его, уже повернувшегося к дверям, тормозит отец:

— Подожди, Ларь, не суетись. Сейчас вместе пойдём. Помогу тебе Гнедка распрячь. Что ему на улице мёрзнуть? Ты с нами целый день. И на морозе. Для сугреву. По граммульке. Оль. Могарыч-то где? На обнову, как-никак, капнуть бы надо.

— Ой, да всё готово. Щас я. Картошечку горячую из печи. Сальца…

— А борщеца нет?

— Да как нет? Истомился уж весь. Настоявшийся, как ты любишь. Щас, только за сметанкой в погреб сбегаю…

— От. Это — другое дело! Ну, что, Ларь, пошли? Распряжём Гнедка, поставим в хлев. Свояк покажет, куда. А чуть подостынет он, тогда и напоим. Пока вы с Михеем в хлеву, я к колодезю сбегаю. Вёдра на плиту поставим, чтобы вода согрелась. Оль, ты плиту днём протапливала?. .


17:38 22.03.2017



Отзывы и комментарии
Ваше имя (псевдоним):
Проверка на спам:

Введите символы с картинки:



Фонетический алфавит? Это должен знать каждый

Фонетический алфавит? Это должен...

Доводилось ли вам слышать, как кто-то пытается передать сложную фамилию или адрес электронной почты по телефону? Наверняка вы и сами пытались кому-то втолковать «эс — как русско...
Астропсихология – ресурс для позитивных изменений

Астропсихология – ресурс для поз...

Тема кризиса в ряде сфер рассматривается как одно из базовых понятий. Так, с точки зрения жизненного пути личности кризис явление неизбежное, с которым сталкивается человек в процессе своего развития ...
У вас разбегаются глаза при попытке организовать ремонт в квартире, и вы не понимаете что для этого нужно?

У вас разбегаются глаза при попы...

Самое важное это планирование работ, покупка нужных материалов, и собственно сам процесс ремонта, казалось бы все легко. Но под мнимой простотой много подводных камней, и порой ремонт превращается в к...
Начали осваивать садовый участок? Большие и маленькие хитрости - душ, туалет, компост

Начали осваивать садовый участок...

Дачный домик пока ещё в розовых мечтах, а если быть до конца откровенными, то о нём сейчас и мечтать некогда. Садово-огородный ликбез даётся нелегко, целый день не разгибаем спины на грядках. Правда, ...
Как эффективнее учиться говорить по-английски?

Как эффективнее учиться говорить...

Есть большое количество людей, которые никогда не задумывались, как им учить иностранный язык. Многие из них не посещали специальных курсов и не сдавали экзаменов, но это совершенно не мешает им свобо...
Частые разговоры по мобильному телефону способствуют развитию болезни Альцгеймера

Частые разговоры по мобильному т...

Судя по всему, окончательный ответ на вопрос об опасности мобильных телефонов будет дан еще не скоро. Так, шведские ученые получили очередное доказательство существования связи между электромагнитными...
Наука и образованиеСтроительство и ремонтРабота, карьера, бизнесПроза жизниПродукты питания, рецептыМедицина и здоровьеДом и семьяITТовары и услугиКультура, искусство, историяИнтимная жизнь
Познавательное:

Развивая портал:

Наш интернет-портал является ресурсом, который включает в себя полный перечень познавательных и занимательных статей. Каждый посетитель отыщет для себя что-нибудь нужное. Адаптированный дизайн дает возможность вам максимально быстро находить подходящую информацию. Самые разнообразные тематические статьи дают возможность вам совершенствоваться в той или иной сфере. Быть более начитанным и грамотным. Современный дизайн сайта позволяет просматривать статьи на всех электронных устройствах. Теперь отыскать нужную информацию стало просто.

Мы собрали для вас познавательные и занимательные статьи. На нашем портале вы найдете ответы на интересующие вас вопросы. Стандартная система поиска позволяет вам стремительно отыскать нужную информацию. Адаптированный дизайн позволяет вам просматривать информацию на абсолютно любых электронных устройствах. Отныне, поиск необходимой информации будет занимать у вас секунды.